Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

голова

"Не обольщайся, друг, не обольщайся..."

                           1
Не обольщайся, друг, не обольщайся,
Есть тишина страшнее немоты,
Мы – кузнецы соломенного счастья
И пьяные пророки красоты.

                            2
Нас караулит полночь у дверей,
Бессмертье, как безумье – на роду,
И, волею слепых учителей,
Я до своей канавы добреду!

                            3
Как и всегда, сегодня, на рассвете,
Бьёт колокол железных панихид.
Ответь! Но кто осудит, кто ответит,
Чья память не забудет, что хранит.

                             4
Отсрочь, отсрочь конец на полчаса,
Я попрощаюсь с мрамором надгробий,
Осклабилась рассвета полоса,
Век пропитался песенною кровью!

                             5
Покой не дастся! Семя в борозде
Взойдёт! Прорвутся ловческие сети!
За век, за кровь молчание в ответе.
Анафема! Анафема тебе!
1982


Александр Иванников. Январь 2009 год, у его матери на Дне Рождения..
голова

"Приветствую тебя, погода декабря..."

Приветствую тебя, погода декабря, –
Не, как всегда, жеманясь и лукавя,
Но белым снегом душу  изведя,
Ты строишь снег в когорты и октавы.

Молюсь тебе, мой бесноватый снег –
То лучшее, что нам даётся Свыше,
Всё, что в душе рождается и дышит,
Всё, чем  рождаясь, дышит человек.

В бессуетной повадке декабря,
И в суете декабрьской круговерти
Я слышу обронённые слова
О возрожденьи, таинстве и смерти,

О суете, знаменьи и любви,
О тишине тягучего пространства,
И вторю, не решаясь повторить
Тяжёлый снег последнего убранства.

Я задохнусь на острие зимы,
Сорву дорожку закланной пластинки,
Всё, чем смущались давние умы,
Я в снеге обнажённое застигну…
1986

Декабрь 2012 года. Сашина последняя зима.
Фото его, сделанное из окна, где он работал.

голова

"…Вот я и думаю..."

…Вот я и думаю,
что увенчает труд
любви, анафемы, прощанья и пиеты.
Да были ль счастливы хотя бы где-нибудь –
Четвёртое сословие – поэты.

Шарманкою беды не отпугнуть,
И не развесть отчаянья руками…
Коса и камень, карамель и – кнут…
Кто без греха, пусть первый бросит камень!

Я погожу.
Через заслоны лет,
неколебимо веруя в рассветы,
как по ножу,
как тень,
как дождь,
как свет, –
четвёртое сословие – поэты!

Немолчной правдой скованы уста,
как будто показалась в отдаленьи
тяжёлая смоленская верста…
Кто без греха, не преклонит колени!

Так выдувает ветер пустяки
в саду осеннем из пустых скворешен…
Четвёртое сословие в пути…
Кто без греха, уж тем одним и грешен!

Молюсь за тех, кто гаснет, но горит,
Огонь, он в тех, кто вечно с миром в ссоре,
молюсь за тех, кто вышел покурить
и не вернулся…

1982
"...а вы, как  хотели..."

"Чтобы любить человека..."

              1
Чтобы любить человека,
Нужно быть Богом, Ему
Тихие Ангелы века
Строят вторую тюрьму.

Спорится наша работа,
Строится наша тюрьма,
Праздные будни Эрота
Полнят зерном закрома.

                2

Прочь из блаженного  Рая,
Прочь, если только Ты – Бог,
В небе Твоём остывает
Млечная тайна дорог.

Продолговатые тени –
Взвод молчаливых солдат –
Лестницы шаткой ступени
В теле пространства дрожат.

                3

Прочно вколочены сваи
В гиблое чрево болот,
Чтоб сотворенные твари
Не подымались из вод.

Тихие Ангелы света
Строят окопы и рвы –
Если творение слепо,
Слепо оно до поры!

                4

Если ты любишь все это,
Ты и воистину Бог –
Отблеск лежащего света
В  тьме непроглядных дорог.

Лодка твоя – у причала.
Что же, была не была!
Смерть – это только начало,
Жизнь – это тоже – игра.

Декабрь 2007
ivannikov_ru   memory    ЖЖ

"На той стороне Леты..."

На той стороне Леты
Стоит золотая осень,
Шальные плывут светы,
Мережит бельмом просинь,
Стоят золотые грoбы
На черных своих лафетах,
Где синие спят микробы
До следующего лета.

На той стороне Леты
Плетут кружева маки,
Святые живут брeды,
Ведут хоровод мраки,
Отравой сухой в очи
Седая летит пудра,
И гаснут огни ночи
До следующего утра.

Разменной звеня монетой,
Виновное перед всеми,
На той стороне Леты
Живет нежилое время.
Смотри, не молясь, присно,
Из темных глубин смеха,
Как гаснет твоя пристань
До следующего эха.

1993
"...а вы, как  хотели..."

"Чтобы любить человека..."

                1
Чтобы любить человека,
Нужно быть Богом, Ему
Тихие Ангелы века
Строят вторую тюрьму.

Спорится наша работа,
Строится наша тюрьма,
Праздные будни Эрота
Полнят зерном закрома.

                 2

Прочь из блаженного  Рая,
Прочь, если только Ты – Бог,
В небе Твоём остывает
Млечная тайна дорог.

Продолговатые тени –
Взвод молчаливых солдат –
Лестницы шаткой ступени
В теле пространства дрожат.

                 3

Прочно вколочены сваи
В гиблое чрево болот,
Чтоб сотворенные твари
Не подымались из вод.

Тихие Ангелы света
Строят окопы и рвы –
Если творение слепо,
Слепо оно до поры!

                 4

Если ты любишь все это,
Ты и воистину Бог –
Отблеск лежащего света
В  тьме непроглядных дорог.

Лодка твоя – у причала.
Что же, была не была!
Смерть – это только начало,
Жизнь – это тоже – игра.

Декабрь 2007


Рисунок Александра Иванникова. Акварель  2-я рапсодия листа. 70-е годы.
Александр Иванников 2006 год.

"Не обольщайся, друг, не обольщайся..."

                         1
Не обольщайся, друг, не обольщайся,
Есть тишина страшнее немоты,
Мы – кузнецы соломенного счастья
И пьяные пророки красоты.

                           2
Нас караулит полночь у дверей,
Бессмертье, как безумье – на роду,
И, волею слепых учителей,
Я до своей канавы добреду!

                           3
Как и всегда, сегодня, на рассвете,
Бьёт колокол железных панихид.
Ответь! Но кто осудит, кто ответит,
Чья память не забудет, что хранит.

                            4
Отсрочь, отсрочь конец на полчаса,
Я попрощаюсь с мрамором надгробий,
Осклабилась рассвета полоса,
Век пропитался песенною кровью!

                            5
Покой не дастся! Семя в борозде
Взойдёт! Прорвутся ловческие сети!
За век, за кровь молчание в ответе.
Анафема! Анафема тебе!
1982


Машинописные рукописи, из которых Александр Иванников 5 лет выбирал стихи для публикации в Живом Журнале
https://ivannikov-ru.livejournal.com/ и по ходу их редактировал, и из которых было составлено посмертное издание книг, в последней его редакции.
В пепельнице - его последняя недокуренная сигарета, которая "не пошла" за день до смерти.
"...а вы, как  хотели..."

"Ребячество, дарованное свыше..."

Ребячество, дарованное свыше,
И тайный след, застывший на бегу,
Ночь тихо опускается на крыши,
И я хочу кричать и не могу.

Здесь всё иное: тот же переулок,
Надсадно самосвалами гремя, –
Излюбленное место для прогулок
Того, кто отражение меня;

Он думает, что он во всём виновен
Но я то знаю, чья на всём вина,
И шаг его нервозен и неровен,
Того, кто отражение меня.

Абсурдности подвластны с колыбели,
Молчим по обе стороны стекла,
Но небеса востока поседели,
Торжественная музыка взошла,

Так не оставь наедине с собою
Меня, моя ночная ипостась,
Крещённая под чёрною водою,
Крест-накрест заколоченная страсть.
1989



                 
голова

"Всё, что было молитвой отмечено..."

Всё, что было молитвой отмечено
И гореньем высокого дня,
Оставляет на сердце отметины –
Тишина – тишина – тишина!

Но когда отступает высокое,
Оставляя свои рубежи,
Подступает до срока (до срока ли?)
Мировое свидетельство лжи.

Всё, что было болезнью и памятью,
Составляет свидетельство дня,
И в глазах твоих скачут гекзаметры
Голубого нагого огня.
1988


Александр Иванников. Начало 90-х.
9 октября 2013 года Александра

ЭЛЕГИЯ № 6

           ЭЛЕГИЯ № 6

Я люблю вас, пришедших в мой дом,
Вы, как видно, мне посланы Богом,
Ведь и так нас осталось немного –
До рассвета б дожить… – Доживём!
Доживём ли? – За тусклым стеклом
Продолжается жизнь городская,
Свет фонарный по стёклам стекая,
Пахнет прелостью и ноябрём
И, зачем-то больничным халатом.

Привкус будущих горьких потерь,
Слишком много проставлено точек,
Одиночество, что между строчек
Проступает как высохший клей.
Одиночество – страшная плата,
Будет полночь черна и горбата,
Я отвечу за эти слова.
Два размашистых белых крыла
Прорастают сквозь таинство смога,
В темноте шевелится дорога,                                   
И судьба, как всегда, не права.
1977


Александр Иванников. Конец 70-х.