Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

голова

ЕЩЁ О СИРЕНИ

Когда на ночь мы сменим день –                                           
За суетой – вдвоём,
Цветёт за окнами сирень
И плачет о своём.
Где птичке с когтем не пропасть?
В работе – чёрный день.
Сирень – разрыв! Сирень – напасть!
Мы не умрём, сирень!
И, если знаю слово лжи,
Сегодня – онемев –
Сирень, сминая рубежи,
Расплёскивает гнев!
Когда на ночь мы сменим день –
За суетой – вдвоём,
Цветёт за окнами сирень
И плачет о своём…
1981
Пылай, сирень,
Свечою в преисподней,
Всей святостью отринутых святынь!
Как много есть сказать ещё сегодня –
Отринь мне душу, Господи,
Отринь!
Пылай, сирень,
Всей похотью,
Всей дланью,
Прижатой к небу
Пятым лепестком,
Гори; сирень,
В садах под Гефсиманью,
Где желчь и кровь смешали с молоком.
Умри, сирень, и в духоте квартиры
В последний раз раздай себя огнём…
Господь, не сотвори себе кумира
В сём человеке для Тебя родном.
1985
Когда же снимется заклятье,
Когда восстанет человек
Туда, где ждут его объятья
Непостоянные, как век.
Да нет! Не в постоянстве  дело –
Есть жизнь за меловой чертой, –
В преддверьи чёрного предела
И синь, и воздух золотой,
Так почему же нервы-жилы –
Натянутая тетива;
И не Твоим ли светом живы
И кровь, и воздух, и трава,
И не  Твоей ли светлой волей
Клубится поздняя сирень?
На воле и в Твоей неволе,
Но я не разогну колен –
Есть страх небытия и ужас
Вечнующего бытия, –
Так плачут над постелью мужа
Оставленные сыновья.
1986
Измята, измочалена
Сирень моя, печаль моя.
Жасминовые выбросы
На выдохе, на выхлесте.
И жалостью, и жизнею
Вдруг зацветает жимолость,
Всем таинством рождения,
Смертей и возрождения.
И словно крик отчаянья
Сирень моя, печаль моя!
1987 
На клАдбище пахнет землёй,
Последний посев совершая,
В обличье своём костяном
Здесь шествует Муза босая,
Податель сего ремесла,
Она сохранённое взыщет.
Как буйно сирень расцвела
На этом убогом кладбИще.
1989
Глухая горечь застенка луны. Полнолунье
Вступает в права наследства.
Тянет тонкую нить.
Ткёт паутину неба.
В полнолунье гуще сирень, пьянее
Её ароматы.
Слепая луна порождает призраков ночи.
Куранты считают удары
Сердца.
Тусклый свет шарит в грязи тротуара,
Находит
Обронённую мелочь
Цветенья.
Слепо вращается диск полной луны
Циферблата:
Занято,
Занято,
Занято,
Взяли!
Молчат.
1989
"...а вы, как  хотели..."

"Весна – увертюра для голоса и органа..."

Весна – увертюра для голоса и органа,
Весна – увертюра для Моцарта и Сальери,
Для грохота улиц и светлого птичьего гама,
Зелёная гамма и красная пена артерий.
Весна начинается – первой банальной капелью,
Весна продолжается – пьяной волною сирени,
Армагеддоном жасмина и пасмурной тени…
Как стёкла очков запотели!..                                     
1978
Что за окном твоим, друг, – темнота –
Долг нерастраченный блудного сына.
Мрачные клетки пустого листа,
Словно пророчество, как паутина.
Что за окном твоим, друг, – фонари
В долгой борьбе с темнотою вселенной
Изнемогают. И запах сирени
Невыносим, словно запах любви.
1978

                     «Как звать тебя – восход или закат»
                                                              Р.М.Рильке
Затишье перед бурей
Услышь меня, услышь!
Отчаянно и грубо
Ты в тишину молчишь.
И дрожью воспалённой
Сквозь маяту и сны,
Сквозь прозелень вселенной
К безумию весны.                                                   
К безумию сирени,
Готовой зацвести,
К безумию зелёной травы,
В горсти зажатой,
Сквозь ненависть вселенной,
Сквозь маету и сны
К безумию творенья
И похоти и жатвы.
Затишье перед бурей,
Отчаянье в крови,
Сквозь сумрак прегрешений,
Сквозь грохот электричек,
Истерикой сирени, безумием зари,
Меняя очертанья, названья и обличья,
Явись ко мне как небо,
Наперекор всему,
Знаменьем и расплатой,
Отчаянно и грубо,
Сиреневой прохладой
На высохшие губы,
Не доверяя взгляду и стону моему.
Явись ко мне как небо,
Кровоточа и плача,
Как звать тебя, откликнись – закат или восход?
Будь музыкой и болью, но только не иначе,
И где, скажи на милость, твой пятый лепесток!
1978
Не морочь меня, не морочь,
Тёмный дух враждества и тленья,
Ты ведь помнишь, как в эту ночь
Полыхал огнём куст сирени.
Не кори меня, не кори,
Светлый дух тишины наркозной,
Разверни крыла, воспари
В свет вечерний, грядущий, поздний.
                                                         
Велика моя немота,
/Свет звезды подступает к небу,/
Отворяй, мой друг, ворота,
Слов прощальных не жди, не требуй,
Ты ведь помнишь, как в эту ночь
Полыхала гроза багрово,
Помолись за ушедших прочь,
Не нашедших звезды и слова.
Сотвори обряд, сотвори
В раболепьи священном танца,
Отврати меня, отврати
От неверных зеркал пространства.
1980

                                       А.
Все болезни от нервов.
Все печали с запоя.
Успокойтесь, не первый
Вы в этом покое.
Успокойтесь – не надо,
Успокойтесь – не стоит.
Что за окнами сада                                                 
Происходит такое?
Отчего все растенья
Головою зеленой
Ожидают цветенья
Боли неутолённой?
Это таинство света
До пришествия мрака.
Успокойтесь, не первый Вы,
Первой будет собака.
Успокойтесь – не надо.
Успокойтесь – не стоит.
Что за окнами сада
Происходит такое?
Почему же растенью,
Потерявшему разум,
Необретшему глаза,
Боль нужна, словно зренье?
Этой боли причастна,
Словно точке отсчёта,
Деревянное счастье,
Корневая чечётка.
Поколенье растленных
На крестах пятипалых!
Душным смаком сирени
Полонило кварталы!
Это таинство мрака
До пришествия света.                                           
Огнестрельные маки
На изломе кювета,
Наглотавшись до перхоти
Горькой пыли толчёной.
Успокойтесь, не первый Вы
На земле обречённой.
Успокойтесь – не надо.
Успокойтесь – не стоит.
Одичавшее поле.
Стынь за окнами сада…
1980
Вот время подошло к финалу,
Как спринтер, сдерживая дых,
Комедиантов нанимало
Для совращенья молодых.
Нас нанимало это время,
Зелёным инеем дыша,
Стальным безумием сирени,
Блестящим счастием гроша.
Как уживалась в комнатушке
Проклятья роковая масть
С весёлой суетой игрушки
И счастьем, начинавшим красть!
А время двигалось к развязке,
И, осторожней, чем во сне,
Ложились на стену две краски
Как смертный приговор весне.
И пахло холодом предзимним                           
В глазах весенней детворы
И в окнах фонари скользили,
В окне скользили фонари.
Я понимал из горькой сути
Всего лишь легонький пассаж
Мои учители и судьи
Глядели, лица распластав
В оконный переплёт листа…
Пусть не оплачет, не осудит.
Вот отступает суета,
И больше времени не будет.
1980
БЛУДНЫЙ СЫН
Так проходят года,
Так проходят минуты,
И чужая беда
Нас томит почему-то.
Леденец – мятый вкус –
Самолёт пролетает,
На сиреневый куст
Синева пролитая.
Впереди – не уйти –
По ранжиру, уставу
На исходе пути
Холодеют заставы,
Говорят голоса
Необычно и немо,
Полоса, полоса –
Перечеркнуто небо.
Он вернётся, изгой
К ступеням припадая.
Но останется боль
И свирель голубая!
1981

Фото Т.Крещенской. Возле нашего дома на площади.
ivannikov_ru   memory    ЖЖ

"Время протрачено попусту..."

Время протрачено попусту.
В грязной воде под мостом
Пятна плывут словно лотосы.
Страшно на месте пустом.
Вьется слоеное кружево –
То ли зима, то ли рай.
Ночь. Темнотою утюженной
Бродит вода между свай,
В жалкой попытке упрочиться
Гонит гнилые пары.
Боже! Твое Одиночество
Снова тасует миры.

1998

https://ivannikov-ru.livejournal.com/